Каталог товаров
Развернуть
Цена
руб.
Производитель:



Показать Найдено: 0 Сбросить фильтр
Изменение цен

Уважаемые клиенты, цену на запчасти для АГРО, РЫСЬ, МТЗ и дату (время) визита просим Вас уточнять по телефону +7 (347) 267-80-03. Обращаем внимание: заполняя формы на данном сайте, Вы даете Согласие на обработку своих персональных данных. 

 

Поиск по товарам
Цена:
 
Выберите категорию:
Производитель:
Новинка:
Спецпредложение:
Результатов на странице:
Главная \ Электронный каталог \ Навесное оборудование

Сделаем мотоблок универсальным снова!

Сортировать по: Названию Цене Сбросить
26000 руб.
7000 руб.
Прицеп ПТМ-500-2
12000 руб.
11500 руб. (шт.)
3500 руб.
ПНО-2 "Адаптер-2"
12000 руб.
ПНО-1 "Адаптер-1"
10500 руб.
11000 руб.
Сцепка универсальная СЦ 00010
3000 руб.
24000 руб.
Косилка сегментная КН 1.1
16500 руб.
Фреза ФНМ-1
22000 руб.
14000 руб.
Сцепка к мотоблоку "Нева"
1800 руб.
2000 руб.
3000 руб.
Плуг со сцепкой
5000 руб.
Картофелекопалка
2000 руб.
Окучник двухрядный
3800 руб.
Плуг
2500 руб.
Окучник дисковый
2900 руб.
Сцепка
2000 руб.
Редуктор угловой РМБ-1
9499 руб.
Косилка роторная "Заря"
13500 руб.
Фреза "Гусиные лапы"
4000 руб.
1 2
 
___
Вы покупаете тяжелый мотоблок, надеясь его «прокачать». Сам по себе он – крепко скроенная ручка «швейцарского ножа» без каких-либо «открывашек-ножниц-затычек». Спору нет, крепкая основа важна. Но «резать без ножа» можно только словами. Сам по себе, без картофелекопалки, дпжеАгро картошку не выкупает. 
 
Но слова – это ветер, и человека узнают по делам. Назвался груздем – полезай в кузов: купил тяжелый мотоблок – будь добр выполнять всю сезонную работу: пахота, посадка, прополка, сенокос, уборка снега – отныне на тебе, о владелец серьезного агрегата!
 
Мотоблок делает тем, чем он является по сути, то есть, универсальной техникой и помощником в любой ситуации – навесное оборудование.
 
Выбираете тяжелую солидную технику, которая, по Вашей мысли, станет надеждой и опорой – в саду, снегу, поле – весь год? Обратите внимание на навесное оборудование – на то, что творит из просто хорошего мотоблока универсальную силовую установку. Да кому он нужен без навески; да кому нужна навеска, если, в случае повреждений, не достать запчастей?
 
Вернемся к формату рекомендаций, и вот:
 
Рекомендация #1. Выбирая мотоблок, уточните, насколько доступно навесное оборудование к нему – в самом широком смысле: по цене, качеству, местоположению продавцов, наличию запчастей…
 
Бывают исключения. Например, производство великого Агроса сыграло в ящик, но навесное оборудование для данного типа техники Волопас все еще поставляет. И сделано оно вовсе не в Китае. В Белоруссии: людьми, которые уже подняли сельское хозяйство у себя на родине, которые наверняка в этом смыслят (шутки о белорусах и картошке утомили, конечно, но в каждой шутке…) и опытом которых мы предлагаем Вам воспользоваться. Изобретать велосипед незачем, и смысл переходить на китайские, когда есть фактически отечественные? Белорусская фреза для тяжелого мотоблока – это звучит гордо, и надежно, и сильно, а в использовании – легко!
 
С другой стороны, никуда не делись могучие прицепы для мотоблоков (самых разных: ОКА, НЕВА, КАСКАД, АГРО, МТЗ…) от УМПО, овеянные легендами об их грузоподъемности, красоте и надежности, являющимися реальностью. Они у нас есть: это прицепы ПТМ-500.
 
Далее мы расскажем о том, как выкачивать из мотоблока все соки, и почему именно он, белорусский, поможет Вам выжить, когда начнется зомби-апокалипсис или катаклизм иного характера – например и скорее всего, природного.
 
ОСЕНЬ
 
Читатель, перед тобой ода, воспевающая опустошенность и покинутость осенних садов, дождливое время, ветреное время, заставляющее деревья прогибаться и трепетать в нескончаемом поклоне, жалобно скрестись в окна, неприкаянно моля об уюте; когда даже каменные дома богачей не хранят хозяев своих от изнуряющего чувства зябкости: огонь не жарок, вино не пьянит, книги, за редким исключением, читаются с трудом: строчки вязнут в осени, расплываются и гниют, удобряя... вдохновение.
 
В России наступает пора серой опрокинутости. Кожа земли сереет усталая вся и в старческих трещинах. От солнца остаются лишь закаты – мимолетные, редкие. В голове заедает: «Il pleure dans mon coeur//Comme il pleut sur la ville» – все ж таки в сердце.
 
И стоит одинокий садовод в поле, посреди мировой промозглой серости, со старенькой лопатой в руках,  которой нужно… Нет: нужно этими натруженными руками – вскопать... энное количество соток, чтобы за зиму сорняк подох, чтобы весной всего раз этой же верной лопатой пройтись – и высадить поле картофеля: своего, чуждого химии.
 
Садовод присаживается на землю отдохнуть, затем ложится, глядя в серое небо, и черствая земля его забирает, глядя в тело. К телу стекается фауна. Тело станет – флора: сорняком. Тело растащат на жиры, белки и углеводы трудолюбивые псы – хранители круговорота жизни: черви.
 
Садовод встает, очнувшись от дурного сна. Ощупывает фуфайку: нужны сигареты  от нервов и телефон, чтобы решить одну проблему. Стоять устал, но сесть страшно: вдруг кошмар вернется. Наконец, одеревенелые от промозглости руки находят и то, и другое.
*
 
В успокаивающих и терпких волнах дыма медленно выбивает на клавиатуре: «плуг для мотоблока». Возникает созвездие. Да, нужно – купить:
 
Плуг для мотоблока. Чтобы призрак ручного труда не вернулся.
 
Чтобы самому не стать сорняком.
 
Оформил заказ и побрел к дому, насвистывая. Веселая мелодийка как флейта звучала, извиваясь между паузами в ритме накрапывающего дождя. Монотонный это был ритм. И монотонно вечерело. Садовод сидел на скамейке у крыльца, палкой сбивая с сапогов грязь, и был весь во власти ностальгии. Сидел внутри позднего вечера, вторя, значит, дождю, глухими ударами по там-тамам своих сапогов. 
 
Дом строил еще прадед. Фундамента как такого и нет, но стоит полвека, и еще столько же простоит. Почерневший от времени сруб, ставший только тверже. В подполе ждет прохладное домашнее вино (смородина) и интересные статьи с сайта-созведия, где Садовод сделал заказ на спасительный плуг.
 
Страшный сон позади. Садовод растопил выбеленную печку душистыми березовыми дровами, приглушил электрический свет. Тяжелая рабочая фуфайка угрюмо висела на рогах в полумгле, и мгла с нее стекала в сапоги. По телу шла приятная волна тепла, исток которого был, кажется, в сердце; а сердце было готово объять весь мир, потому что вино… Потому что вино.
 
«А неплохое получилось, – согревая в руках аляповатый чайный бокал, думал Садовод. – Хорошо, что хотя бы смородина уродилась в этом году. Да… тяжелый был сезон. Чуть жилы все не порвал. Ну, ничего: забыл я совсем о добром старом мотоблоке. Позорище, пылился в сарае без надобности. Ладно-ладно, я его за зиму починю, куплю фрезу еще, и хоть время книжку почитать останется». Стол – у окна, и Садовод поглядывал на пылающий закат, затем – на спокойно тлеющие дрова в печке. Отхлебнув, вернулся к чтению:
 

«Рекомендация #2. Именно осенняя вспашка почвы проводится как начало той непрекращающейся борьбы с сорняком, на которую обречен ответственный садовод, если не хочет решать проблемы при помощи достижений доблестных европейских химиков. Механическая обработка почвы начинается с грубого переворачивания пластов земли, и именно осенью. Тогда корневая система растений окажется наверху, и Генерал Мороз всю эту траву за милую душу уничтожит. Осенью вспахивать лучше именно плугом, поскольку фреза измельчает уже для посадки культур. Земля, обработанная на зиму фрезой, под воздействием веса снега и влаги, затвердевает, и будто бы не было вспашки.

Итак, осенью вспахиваем землю именно плугом»

 

На следующий неделе из Уфы в местное отделение ТК пришли и запчасти, и плуг на мотоблок.

Одинокую фигуру садовода в поле больше никто не видел.
 
Видели – вспаханное поле и приветливый огонек в его окне.
 
ЗИМА
 
Человек – животное, и животное особенное, ориентированное на дикую неустроенную  жизнь, умеющее потому приспосабливаться, привыкать ко всему, но особенно – к хорошему. Да, человек – гадость, и проект «человек» закрыт.  
 
В последнюю, как сказали бы советские, «пятилетку» на Руси – времена года и соответствующая им погода – строго по расписанию: 1 сентября – уныль и дождь; 1 декабря – снегопады, мороз. Лето же приходит только в августе, чтоб уйти через неделю-другую еще на год – туда, где веселее; просто скучные мы люди.
 
Но Садовод не унывал.  Снежная маска – значит, снежная маска на три месяца.
 
В городе одурение зимнее росло по экспоненте от месяца к месяцу, от снегопада к снегопаду, и окончательно устав от кошмарного вида панельного уродца за окном, серой занавеси, за которой все равно ничего нет интересного, кроме, разве что, живописных крендельков дыма ТЭЦ; от общей скуки зимнего города, не поддающемуся белому плену и кружению; нервозности на дорогах, от пробок, Садовод сказал: «М-да». И еще: «Ну и ну». 
 
Коммунальные службы оказались не готовы вообще ни к чему. Один громоздкий трактор на весь район – вот и вся подготовка. Даже из собственного двора черт с два выедешь. Садовод обожал пить кофе на огромной утепленной лоджии, глядя на то, как нелепые коммунальщики пытаются что-то исправить своими смешными лопатками: да, мотоблок его научил смотреть на ручной труд с пренебрежением. Его расторопный, очень активный сосед (каждому дому даровано подобное чудо) пошел дальше: по совету Садовода, давшему ему адресок одного сайта садовой техники, приобрел мини-трактор: кажется, от того же производителя, что в советское время понаделал тысячи тысяч Белорусов, только «мини»: 132Н. Ну, человек не бедный, почему бы и нет? Очень ловко у него получалось чистить себе парковочное место после каждого снегопада и очищать от снега двор, если машины не мешали, и настроение было подвиги совершать. После уборки заходил к Садоводу пить домашнее вино – раскрасневшийся, довольный.
*
 
«Надоело в городе, – заявил Сосед под праздничный бред телевизора. Вино согрело его с мороза, и голос окреп, и зазвучал басовито: – А дом еще не достроили. Свалить бы отсюда, но, блин, пока еще некуда».
*
 
«Мне-то есть куда», – думал Садовод, меланхолично рассматривая потолок в бесплодных поисках сна, линии которого неизбежно складывались в трещины дома напротив, которые давно пересчитал он от скуки; затем решительно оформил заказ на снегоуборщик для мотоблока: давно не зимуя в родной деревне, он живо представил сугробы до крыши, глазированные настом, разгребать которые вручную – умрешь.
 
Что-то в нем замкнуло осенью. Когда стоял перед пустым серым полем один с лопатой. Стоять перед белым полем, зябко кутаясь в «Аляску», ему что-то тоже не хотелось.
 
Кое-как проскучал еще два дня, и вот снегоуборщик для «Агро» (МТЗ) от производителя дошел до города. В гараже починил чуть-чуть мотоблок, загрузил всё это добро от «Волопас» на прицеп – и поехал отдыхать душой в деревню.
 
Разумеется, чистили трасу доблестные дорожники лениво и редко. Местный депутат, которого дом располагался недалеко от участка Садовода, был нормальным человеком: со скандалами и угрозами выбивал у района трактор, чтобы тот чистил хотя бы раз в неделю дорогу от трасы, худо-бедно свободной от снега, до деревни, заметенной, что в трех километрах от федеральной дороги за горой к горе жалась. Садовод, без проблем свернув на проселочную, от души поблагодарил депутата. Реликт. 
 
Стоит ли говорить, как легко мотоблок, вооруженный снегоуборщиком, расправился со снегом на участке; как быстро Садовод сидел привычно у огня, у горящего на закате окна, и пил – опять же, привычно, из белой чайной чашки – вино, а вокруг его дома были проторенны идеальные тропинки и отдыхал под хилым навесом, пристройке к сараю, МТЗ? Стоит ли? Нет, конечно: в очередной раз техника от «Волопас» Садовода выручила.
 
ВЕСНА
 
За суровую зиму Садовод будто сросся со своим тяжелым мотоблоком, изучив все его повадки и неизбежные прихоти, ведь у каждой техники свой характер, а утверждающие, что их машины никогда не ломается – продают ложки, а не настоящие мотоблоки. Однажды перед ним стоял выбор – брать мотокультиватор или серьезный тяжелый мотоблок; и давала, давала знать о себе скупость, шептала: «Зачем переплачивать», – но здравый смысл победил: Садовод купил универсальную технику (и еще одна дилема тех лет: Агро или МТЗ; и хотя разницы особой нет, купил Беларусь 09H), на которую навешивается всякое самое разное, и не прогадал: снегоуборщик его выручил, иначе бы захлебнулся в снегу.
 
Но всему приходит конец, и вскоре снег на полях как бы просел, стыдно почернев – на свободу вырвался темный репейник, и остатки зимы загорчили, когда сверху посыпались весенние лучи солнца; заголубели в легких перьях снега подснежники. Воздух ожил, наполнившись дыханием природы, шумевшей вокруг.  
 
Утро было прекрасным. Окна на кухне широко смотрели на бескрайние зеленые поля с пушком последних сугробов и редкими провалами оврагов, увитых ивняком, и взгляд ни во что не упирался, кроме – неба, солнца; и солнца смотрело в окно, и лучи в пыли проходили через пустой дверной проем, где никогда не было двери, – смело и требовательно заглядывали в единственную темную комнату, окна которой тускло смотрели во тьму запущенного сада, где росли две охранительницы-березы, стерегущие свой полумрак. Садовод лежал и ни о чем не думал. А потом подумал: весна. Окончательно и бесповоротно. Кажется, сезон начинается.
 
 
Бледное лицо —
золотая кожура тишины!..
 
Где-то движутся сны
налегке,
и нет ничего,
кроме заигрывания бога
с самим собой
за этим его
 
прикрытием.
 
 
– читал он книжицу за завтраком. Завтрак был прост: бутерброды с маслом, политые медом; мятный чай. В доме – усыпляющая жара: ночью холод точит колья и тыкает ими в ноги, неприкрытые одеялом, а поздним утром уже свет чрезвычайно нежно обволакивает комнату – издеваются.
 
На улицу – бежать, дышать.
 
Поле ждало, ждал и МТЗ, вооруженный на сей раз – фрезой.
 
Садовод дышал полной грудью и на экране смартфона читал:
 
«Рекомендация #3. Если поле Вы начали готовить еще осенью, вспахав его простейшим плугом, то весной, во время начала полевых работ, можно уже испытать фрезу и измельчить крупные пласты земли буквально «в труху», чтобы дальнейшая работа была совсем легкой хоть даже под лопату: фреза – для сплошной обработки почвы. Однако, стоит учитывать, что от обилия влаги на земле может образоваться корка (если зима была снежной, а весна стремительной), и тогда фрезой придется «проходиться» не раз. Также этой же коркой земля может покрыться во времена весенних дождей, поэтому после культивирования земли фрезой рекомендуется в ближайшее время, до дождей, начинать высадку. Далее: фреза сильно измельчает и почву, и корневую систему сорняков, что может привести к их дальнейшему размножению, притом более активному – при выпадении осадков».  
 
Задумчивый суровый Садовод держит в распахнутой ладони землю, думая о том, насколько тяжела почва в этот раз. В рекомендациях «Волопас» 'а еще говорилось о том, что если почва тяжелая, то лучше пользоваться фрезой типа «гусиных лапки», которые тоже у них вроде есть. Но зима снежной не была – коммунальщики ленились. А с землей вообще повезло.
*

 

Заказал он для своего сморгоньского помощника отличную белорусскую фрезу ФР-00010, чтобы начать здоровый диалог культур – культур высокого растениеводства: белорусский мотоблок, белорусская фреза, русская земля; а вместе – несомненно, урожай. Садовод довольно потянулся, падая в небо, и ушел досыпать или дочитывать.
 
Его кровать была в глубине комнаты, у самого окна, прорезанного в темный запущенный сад, где сирень, ландыши, березы; словом, тень, и на его спальном месте всегда было прохладно. У кровати – табурет, на голубоватой облупленной глади, разумеется, старая, вся железная и кое-как крашенная советских времен лампа; ну и книга Транстремера – времен вовсе не советских, а совсем новенькое издание 2014-го года.
 
Задумчиво нанизывал образ один на другой. И тут его осенило: что мне, и картошку под лопату сажать? Смешно.
 
Отгремел праздник красной молодости – Первомай. По деревне прошли местные пьяные, зябко кутаясь в фуфайки; ругали буржуев: Садовода и депутата – а потом уснули под ракитовым кустом. Отстучал по шиферу, шифр к вечному лету подбирающий – смешливый дождь. Между майскими праздниками Садовод, отвлекшись на полчаса от любимой книжки, вспахал поле, где, несомненно, осенью взрастет картофель – а вспахал фрезой ФР-00010: новенькой, блестящей; в настоящую почву пласты, оставшиеся от плуга, превращающую. В принципе, после перемалывания тяжелой земли в легкую почву, боронование не то, что прямо нужно; впрочем, не только наш Садовод, но и садоводы вообще отличаются понятным максимализмом. И этот максимализм оправдан, если речь идет о борьбе с сорняком.
 
Вынужденный уехать на неделю в город, Садовод, уже возвращаясь в загородний дом, слушал говорилку Гугл, читающую о бороновании, без которого, видно, уже не обойтись. Итак, вот что с сайта «Волопас» начитала гугл-женщина:
*
 
«Рекомендация #4: боронование. Если Вы подготовили почву к посадке – фрезой или плугом – то рекомендуем высаживать культуры немедленно, иначе, если прошло некоторое время, обязательно придется почву пробороновать, преследуя две цели:
– боронование – одна из целого комплекса мер, которые в совокупности называются «механическая обработка почвы от сорняков» (в противовес нездоровой «химической»); т.е., бороновать нужно, чтобы уничтожить траву на этом, но только на этом этапе;
– борьба с испарением влаги: почву нужно как бы «закрыть». После вспашки неизбежно образуется корка, и через эти капилляры из земли будет выветриваться влага, что, собственно, легко заметить, глядя на туманище в полях; боронование позволяет влаге остаться в земле ;
– аэрация: в почву должен проникать кислород ;
– война с сорняками, третий этап: до восхода картофеля, т.е., в течение 21 дня, но желательно как можно раньше – нужно проборонить поле повторно и срезать сорняки; это же обеспечит приток воздуха».
 
Одно хорошо: отец Садовода заказывал еще при жизни у «Волопас» 'а борону. Прошло уже 5 лет, а борона всё так же помогает; и опыт, переданный отцом. Собственно, папа, состоятельный пролетарий, которому от завода в своё время дали участок, заразил сына этим трудоемким хобби – растениеводством. Садовод наш отцу тогда помогал неохотно, ибо приходилось много работать лопатой, мотыгами, граблями; а это даже в 80-х смотрелось странно и казалось муторным, «овчинка выделки не стоящим». Но прошло 10 лет, мотоблоки стали доступнее, а обычный гастрит – хроническим, и Садовод понял: только здоровое питание: всё должно быть «своим». Так и приобщился.
*
 
Картофелесажалку заказал интересную: думал, не колхозное же поле предстояло освоить, а… Картофелесажалка под названием КСМ-1А. Посоветовали на форуме владельцы Невы, Каскада и прочих забавных ременных мотоблоков: говорят, универсальная, к чему хочешь цепляй; да, к твоему МТЗ подойдет, и к АГРО, а раз у тебя не огромное поле, то точно покупай. Хотя и если огромное покупай. 10 гектаров, например, выдюжит. А если уж спина побаливает, то картофелесажалка КСМ-1А – то, что доктор прописал.
 
Последний аргумент – железный: садовод пока не жаловался на здоровье и хотел бы, чтобы такое нормальное состояние продлилось подольше; а после упражнений на грядках с лопатой в счастливую старость что-то не верилось: отлеживался с одышкой под аккомпанемент боли в спине. Ну, нет! 8 тысяч – и экологичная еда в итоге, и нет грыжи.
 
Потом на форум вообще ворвался работник СПК и заявил, что у них около 70 соток под картошку, и работают они на одном поле АГРО, на другом – МТЗ, и весной всё при помощи картофелесажалки КСМ-1А и делается. Вот уж удивительно! С другой стороны, предприниматели не любят переплачивать, а мотоблок, в отличие от трактора, легко и дешево ремонтируется. Такое расстояние освоить! Садовод решил, что своих денег профессиональная навеска, несомненно, стоит.
 
И стоила. Картошку он посадил, кажется, минут за сорок. За полчаса – пробороновал.  
 
ЛЕТО
 
Безысходно холодное. Июнь жарким никто не назвал бы. Садовод уныло прибирался на участке: под моросящий тупой дождь он с молодецким, но приглушенным «оп» кидал на прицеп всяческие гнилые доски, какие-то пеньки; и только одно его радовало: собственно, прицеп-тележка ПТМ-500 грузоподъемностью… 500. Она досталась от отца. К мотоблоку прицепил – и за два захода увез весь строительный мусор, оставшийся после постройки бани. Тележка эта мотоблочная – хорошая, а была бы плохой – зато занятие на весь день. А так, Садовод всю работу сделал – и опять взгрустнул. Северный ветер склонял к земле вековую гордость тополей; лето ветер тоже склонил, говорил им свое родительное «нет». «Нет чего?.. – шептал ветер. – Нет – лета…»
 
Долгими и свежими летними закатами он читал на крыльце и пил глинтвейн – весь в пледе: да, отличное выдалось лето, а главное, теплое. С книгой вообще думается лучше и глобальней; и вот Садовод вскочил и заходил кругами: проклятье, окучить-то забыл! На таком свинском холоде картофель рескует замерзнуть.  
 
На этот раз он звонил своему верному поставщику и очень просил отправить как можно скорее. Как раз они комплектовались в командировку – попуткой и доставили. Вместе со сцепкой. Хорошо, что они есть!
 
*
Это был новенький двухрядный окучник, с инструкцией и гарантией, со сцепкой, которая элементарнейшим образом «фиксирует навесное оборудование на МТЗ и, конечно, Агро», – как там написано.
 
Два дня прошло с тех пор, как Садовода на крыльце осенило; и на третий день картошка была окучена.
 
Сколько времени прошло с тех пор, как он её посадил? Да 2-3 недели всего, он, в принципе, успел её вовремя окучить; другое дело, что лето холодное. «Пронесет, – подумал он, – труды даром никогда не пропадают». Конечно, с такой-то техникой! 
 
Больше он не затягивал – присматривал за картошкой, каждые две недели, проходясь новеньким окучником между рядами. А как же иначе? Картошка – второй хлеб, и хлеб тяжелый, и хлеб вкусный. Надо следить.
 
«Рекомендация #5: больше никаких рекомендаций. Действуйте!»
 
Тем временем, как-то незаметно, и совсем незаметно для садовода, колдующего вокруг картошки да «Улисса», наступило лето жаркое и казахстанское: суховеи, отупление. Огромное поле травы снилось Садоводу; огромное неустроенное поле травы за баней… На заре утренней сны развеивались, а желание купить косилку – формировалось. Странное желание, надиктованное некоторой усталостью от картошки: совсем недавно садовод опрыскивал её, а неделю назад снова по новой – междурядка. Будучи на поле, посмотришь налево, в сторону гор, оврагов, душной дали, и – режет глаз трава, жжет крапива: целое неустроенное поле – укоризненной! И всё – его. Не косой же его; да и кто бы умел – косить-то.
 *
Садовод знал, что «Заря» пользуется заслуженной популярностью у владельцев мотоблоков: это косилка, которую чрезвычайно трудно сломать и с которой можно залезть в какую угодно дыру: овраг или обочину; да и ухода особого она не требует. «Роторная», – вспомнилось слово. Ночью, слушая комаров и бубнеж скрипучего кинескопного телевизора, дремотно листал статьи о «Заре», и понял, что без своеобразного переходника, где-то называемого «редуктором»; иначе «угловым редуктором», а еще просто «переходником» – не обойтись: МТЗ же, да и Агро. С другой стороны, выбор был: еще сегментная КН 1.1. Она чуть дороже, но и функций у неё больше: траву аккуратно укладывает в сторону, имеет защитный механизм: и в физиономию не летит и одежда потом не зеленая; производительность больше, опять же, и цена… «Кстати, – пронеслось в голове, – укладывать траву в сторону… роторной косилкой… эта же: мульчирование как бы; удобрение…» Хотя не «Зарей» едины. «Мотоблок-то у меня белорусский, – всё думал Садовод, а сна – ни в одном глазу, и уже, кажется, со стороны кухни, светало, – Заря! Нет уж». На сайте видел КРМ-1 – роторную, как и хотелось; и при этом, для МТЗ редуктор никакой и не требовался: в итоге дешевле. Утром, самым ранним и нежным, оформил заказ. Неожиданно ответили – тут же! Долгожданный сон.
 
В обеденное время он проснулся. Чувсвтвую в глазах ваших осуждение: мол, загородом надо работать, а не спать до полудня; ч-то, опять вино свое хлестал? Нет, не хлестал. Просто прогрессивные садоводы позволяют себе и не такое, когда огородные работы не занимают все мысли, чувства, дни. По большему счету, делать было нечего. Садовод проснулся в тени берез – в холодильнике на раскаленной кухне отыскал холодное молоко: какое вино, о чем вы. Орео да молоко – вот и весь завтрак; книга интереснее. А чего еще делать, пока доставляется косилка?
 
Читал о косилке КРМ-1 дальше.
 
Совет #6: знаем, вы скучали. Итак, КРМ-ка. Принцип такой: редуктор двигается посредством тяг по направляющим рамы, и происходит что? Правильно, ремень натягивается. «5» по физике.
С ремнем тут своя хитрость: натяжение. Как понять, что он натянут нормально? А вы нажмите где-то посередине, и если он на 16-21 миллиметр как бы «просел» – все нормально».
 
«Совет #7: еще о КРМ-1. Для данного типа навесного оборудования необходима… «обкатка» на 250-400 об примерно сорок минут. Если во время тестовой эксплуатации слышен какой-то шум или происходит нагрев, то неплохо было б остановиться и глубоко задумать о первопричинах или хотя бы причинах стука в раме».
 
Как всегда – интересное чтение на сайте «Волопас». «И, что самое приятное, с ней удобно скашивать ботву». Ч.т.д. : Садовод-то наш специализировался больше по картофелю, и несомненно, что к осени приобретет картофелекопалку.
 
Кто бы сомневался, правда?
 
ОСЕНЬ
 
Может, это со времен школьных или студенческих осталось: граница, граница невидимая, но осязаемая – между летом и осенью, не столь явная, когда на смену, например, маю – июнь. Осень подкрадывается к деревьям уже в августе, и кто краснеет, кто желтеет – от страха, и смирившись с неизбежностью, расслабляются – листья обезвожено падают. Все это происходит постепенно. Как и все изменения; на примере именно времен года, в их чередовании… – осознание: все течет и все меняется, и неизменным остается только само движение. И вот вместо «барышня, Смольный» ты, развалившись на копне душистого сена, попивая мятный чай из термоса, тыкая по сенсорному смартфону, который даже не отсвечивает на осеннем скупом солнце, в ста километрах от цивилизации, у компании, что за тысячу километров, заказываешь – картофелекопалку ККМ-2А.
 
*
Магия. Просто магия. Картофелекопалка вытаскивает на свет божий из глубин клубни  pommes de terre, затем укладывает аккуратно их на землю; и ты идешь, весь в лучах прохладного солнца, готового закатиться – собираешь второй хлеб. Лук, свекла, чеснок – все одолеет; но «лукокопалку» Word подчеркивает красным, так что: универсальная картофелекопалка, как бы странно это ни звучало. Любой сорт картошки извлечет, потому как глубина выкапывания регулируется. 
 
Есть чем гордиться. Садовод удовлетворенно грелся в лучах уходящего солнца, ожидая подтверждения заказа.
 
Как тут… Он заметил за самодельным деревянным забором фигуру депутата. Участки друг от друга были совсем недалеко; их отделяло огромное поле, ныне выкошенное, где и лежал Садовод, и символический забор из горизонтальных жердей, проделанных через десяток столбов. Фигура вышла в поле и принялась копать картошку. Это был тот самый слуга народа, вусмерть зимой ругающийся с чиновниками района, которые так редко отправляют технику на расчистку снега в их деревеньку.
 
Садовод с любопытством смотрел на эдакое чудо: депутат за работой. Но тот, спустя минуту, тоскливо засмотрелся вдаль, уткнувшись в лопату. О чем думал – неведомо, но вскоре он снова взял лопату… перехватил, как копьё, разбежался – и метнул далеко-далеко. Потом решительно направился к настороженному садоводу (тот даже приподнялся, все еще лежа, на локтях). Ломата в овраг жалобно шмякнулась. 
 
«Эй! Сосед! – крикнул, подходя, он. – Надоело! Ты же продвинутый! Интернет знаешь. Закажи, а, по-соседски, мне мотоблок, как у тебя. Мочи больше нет. Я тебе налом завтра отдам».
 
«Белорусский?»
 
«Ну, как трактор, да, МТЗ который? Вот его».
 
«Ну да».
 
Депутат добавил еще что-то после секундной заминки. За это время закат догорел. Вот что он сказал, когда мир стоял одной ногой во тьме, а другой – все еще на свету; когда половина поля рыдала, а другая уходила в тень:
 
«И картофелекопалку».
 
КОНЕЦ